Лекция 5. Террор и литература. Ажар Джандосова

Ажар Джандосова: 

Так получилось, что я одновременно являюсь внучкой и Ильяса Джансугурова, нашего великого казахского поэта, и государственного деятеля Ораза Джандосова. Оба они в 1937 году были арестованы, а в 1938 году расстреляны в подвалах НКВД, в том самом сером здании по улице Дзержинского, которое упоминалось ранее. Тела расстрелянных тогда складывали в хлебные фургоны и ночью вывозили в поселок Жаналык, где их массово хоронили.

Мой отец Санжар Джандосов с 1989 года, когда только началась перестройка, активно стал заниматься историей репрессий и создал общество «Адилет», которое занимается восстановлением памяти о тех страшных временах. Благодаря моему отцу и его соратникам были впервые сделаны запросы в КГБ и получены первые списки расстрелянных. Сейчас нам поименно известны имена тех, кто захоронен в Жаналыке, а это более 4,5 тысяч человек. То есть, представьте себе, 4,5 тысяч человек были уничтожены в течение нескольких месяцев! Это совершенно разные люди: и простые рабочие, и представители интеллигенции и духовенства.

Домбровский, несомненно, великий писатель и не менее выдающаяся личность, но это человек, который противостоял системе. Он видел, в какой страшной стране живет, понимал весь этот механизм и воспротивился этому своеобразно, за что был наказан. Что касается большинства из тех, кто был расстрелян,  —  это безвинные жертвы. Многие из них, например, мои деды, предано служили этой стране, этому государству.

Ораз Джандосов был человеком, который работал в советских органах и всем сердцем любил свою страну. Он был одним из тех, кто принимал решение о переименовании города Верный в Алма-Ату. Именно его подпись стояла на этом документе и стоит до сих пор. Он открывал университеты, занимался просветительской деятельностью.

В то время люди очень рано созревали, и человек уже в 20 лет мог занимать государственные должности и писать замечательные труды. Ораза Джандосова посылали на самые трудные участки, туда, где нужен был харизматичный лидер, кто-то, кто мог эти постановления партии внедрить в массы. Но, через некоторое время, он, скорее всего, понял сущность всех этих преобразований.

Мой дед был одним из тех, кто выступил против Голощекина. Видимо, это и повлияло на то, что его заклеймили врагом народа, признали японским шпионом. В течение 2-3 месяцев он со своими братьями был арестован. Это было самое страшное, то есть, страдал не один человек, а вся его семья. Братьев Ораза арестовали, других членов семьи выслали, жена была брошена в тюрьму и родила там мертвую девочку. То есть, репрессиям подверглась вся семья.

Ильяс Джансугуров — величайший казахский поэт, равного которому в Казахстане нет. Он был первым председателем Союза писателей Казахстана. За что он был репрессирован непонятно, он не занимался политикой, был просто талантливым поэтом. Возможно, здесь сыграла роль человеческая зависть. Мы подозреваем, что на него донес кто-то из его товарищей. Когда мы изучали его архивы, то обнаружили, что некоторые его произведения печатаются под именами совсем других людей, которые к ним не имели никакого отношения.

Меня попросили рассказать о том, каким образом репрессии сказались на потомках Ильяса Джансугурова и Ораза Джандосова. Обе мои бабушки были репрессированы, мои родители, дяди и тети долгое время считались детьми врагов народа, они скитались по всей стране, у них не было возможности получить достойное образование. Моя мама очень хотела стать художником, но, к сожалению, единственный ВУЗ, в который ей был открыт доступ, как ребенку врага народа, была кафедра немецкого языка в Институте иностранных языков. Мой отец прошел путь от простого электрика до работника комсомола. Это был удивительный человек. Всю свою жизнь он посвятил тому, что пытался доказать невиновность своего отца.

Иногда я слышу слова о том, что репрессии сыграли некую позитивную роль для Казахстана. Очень много репрессированных ученых, педагогов, художников, музыкантов были сосланы в Казахстан. Моя мама часто говорила, что им повезло, что им, выходцам маленького города Мерке в Джамбульской области, посчастливилось учиться у прекрасных педагогов. То есть, эти  дети «врагов народа» получили замечательное образование, которое, возможно, и сейчас мало кто мог получить. Из них выросли высококультурные, интеллигентные, очень просвещенные молодые люди, которые после реабилитации вернулись в Алма-Ату и создали здесь такое особое Алма-атинское пространство. Аналогичная ситуация сложилась и в Караганде, я знаю, что там до сих пор присутствует особая аура.

Задача нашего сегодняшнего поколения – не допустить того, что произошло тогда, потому что это было страшное время. Это были те уроки, на которых надо было учиться и я надеюсь, они не прошли даром и нам никогда не надо будет их повторять.

Поделитесь на
TwitterFacebookWhatsApp