Лекция 5. Террор и литература. Валерий Михайлов о «Великом Джуте»

Валерий Михайлов:

В своем выступлении я не собирался рассказывать о терроре, потому что террор – это, все-таки, нечто, что больше относится к методам управления государством. А если говорить о моей книге «Великий Джут», то она рассказывает о народном бедствии, о народной трагедии не только Казахстана, но и всего Советского Союза.

Предыдущий спикер в своем выступлении упоминал известного советского поэта Александра Твардовского. Я же позволю себе вспомнить одно его стихотворение, которое не было напечатано при жизни, а вышло в свет уже спустя два года после его смерти:

В случае главной утопии,
В Азии этой, в Европе ли,
Нам-то она не гроза!
Пожили, водочки попили,
Будет уже за глаза.
Жаль только песни той, деточек,
Мальчиков наших и девочек,
Всей неоглядной красы.
Ранних весенних веточек,
В капельках первой росы.
1939

Первая строчка стихотворения — «В случае главной утопии». Что это за утопия? Здесь говорится о мировой коммуне, одной из форм глобального порабощения мира, которая столетиями была популярна, преимущественно в Европе. Она присутствовала в виде английской и французской революций обернувшихся свержением всех монархий, а позже добралась и до Российской империи.

Так вот, к власти пришел Ленин с идеей мировой революции, и все члены его гвардии были, конечно, поклонниками мировой коммуны. Что они провозглашали, какие методы применяли? Например, Троцкий считал, что человеческий материал (а они называли людей человеческим материалом) достался им от капиталистической эпохи. Это темный, забитый материал, который нужно превратить в людей коммунистического общества. Притом для этого годились все методы принуждения. Еще в 1920 году Троцкий выдвинул идею трудовых армий. То есть, надо брать массы людей, ставить их под конвой и направлять в те или иные части страны по своему усмотрению для использования в народно-хозяйственных целях, для укрепления советской власти и для построения сильного государства. А тех, кто дезертирует из трудовых армий, судили по законам военного времени. То же самое утверждал и Бухарин, и даже в более радикальной форме. «Все методы пролетарского принуждения уместны для выработки из «человеческого материала» людей коммунистического общества», — любил повторять Бухарин.

Троцкий еще говорил о том, что вся страна — это поленья в костре мировой революции, и если она там вся сгорит со всеми своими «людишками», то в этом нет ничего страшного, напротив, костер разгорится сильнее. Потом, Троцкого изгнали, Бухарина расстреляли, но все эти идеи позже воплотил Сталин. Сталин же строил не мировую коммуну, а социализм в отдельно взятой стране, потому что он понял, что идея о мировой коммуне неосуществима. Затем Сталин с большевиками начали проводить свои политические «мероприятия».

В частности, моя книга посвящена периоду коллективизации, а точнее, периоду с 1925 года по 1933 год. В это время первым секретарем компартии Советского Казахстана, тогда ВКП(б), был «профессиональный» революционер Филипп Голощекин. За 8 лет его правления Казахстан потерял треть своего коренного населения и сотни тысяч людей других национальностей. В программе коллективизации казахи оказались самым уязвимым народом, ведь они занимались одним лишь скотоводством, а отобрав у казахов скот, они обрекли их на верную смерть. Тут началась волна иммиграций: казахи перекочевывали в западные и северные районы России, в Монголию, Китай, Турцию, Иран. За три года страшного голода с 1931 по 1933 год, треть коренного населения Казахстана исчезла по куда более страшным причинам, нежели иммиграция.

Насильственная коллективизация принесла множество жертв и в других частях Советского Союза: на Украине, в Поволжье, на Северном Кавказе, но особенно досталось казахам, потому что они не занимались земледелием. Таким образом, террор фактически стал методом государственной политики.

Пересказывать книгу мне не хочется. Она впервые была издана еще более 25 лет назад, в мае 1990 года, еще при Советской власти. «Великий Джут» публиковался в Лондоне на английском, в Аугсбурге на немецком, также книга выходила в Москве. В Казахстане книга издевалась несколько раз. Всего, по-моему, 11 изданий вышло.

Взялся я за написание этой книги по личным причинам. Моя семья, как и многие другие в Казахстане, стала жертвой депортаций. Мои родственники были сосланы из России в Караганду, когда там еще не существовало Карлага, лагерь находился под открытым небом. Половина моей родни погибло. Но, несмотря на все это, я благодарен Ленину и Сталину за то, что благодаря их чудовищным «методам», моим родителям было суждено встретиться и воссоединиться в таком «уютном» месте, как Караганда.

Поделитесь на
TwitterFacebookWhatsApp