Лекция 4. Сауле Сулейменова. Цикл «Аруахи»

Сауле Сулейменова, художник:

Начну с того, что тема репрессий и террора непосредственно затронула мою семью. Когда я начала свою серию «I’m Kazakh», она у меня плавно вылилась в следующий проект, который назывался «Аруахи». Я старалась всегда брать в работы совершенно неизвестных людей, ведь мне было важно игнорировать свое личное участие. Тем не менее, есть влияние и моей собственной памяти, и моих собственных ощущений.

Архивное фото

Архивное фото

В центре этой фотографии моя бабушка, она в белой одежде со своей новой семьей. Ее выдали замуж в 11 лет за Бимаша Сулейменова – историка, алашординца, соратника Сакена Сейфуллина, тогда ему было 48 лет. Эта фотография сделана в 1920 году в Акмолинске, ныне Астана. Обратите внимание, какие они красивые, модные, расслабленные, довольные эмансипированные дамы. Тут нет ни одной женщины, которая не была бы репрессирована. И эта фотография вынудила  меня сделать довольно персональную личную работу.

-2-638

Я оставила только трех персонажей, которых знаю. А знаю я этих подружек, родственниц моей бабушки. Я их выбрала, потому что просто помню – они вместе проводили много времени, играли на домбре, рассуждали о жизни. Все они узницы АЛЖИРА – Акмолинского лагеря жен изменников Родины.

Каждый раз, как выезжаю за границу со своими работами, прежде всего оформляю документы на вывоз. Чтобы вывезти живопись, нужно предоставить документ, на котором написано, как сверху изображения: «Мәдени құндылығы жоқ» (культурной ценности не имеет). Невольно это стало названием моей новой серии работ. Почему-то мне стало интересно, потому что на примере своей собственной семьи я стала наблюдать, что то, что сделал мой дед, что сделала моя бабушка – не обладает никакой ценностью, то есть, по сути, ценность того, что они делали в своей жизни аннулирована.

На картине видно, что я рисовала по фотографии – это для меня очень важный момент. Мне кажется, когда я придумываю композицию из головы, то начинаю врать, а когда использую фоторесурс, то наиболее приближена к оригинальному документу. Фоном здесь является уличное граффити, слева наложен обходной лист, сверху запись —  «Мәдени құндылығы жоқ». Когда я заканчивала степень магистра, последним этапом перед получением долгожданного диплома был обходной лист из 12 или 13 подстанций. И, знаете, когда всё это обходишь, все эти подписи получаешь и тебе дают окончательную печать, то по-настоящему понимаешь, какая сила у нас за этими бумагами, за этими документами.

-3-638

Я искала в интернете фотографии по разным запросам: «Казахи – архивное фото», «Старые фото казахов». Несколько лет назад я нашла удивительную фотографию – это казахи и французы, которые потерялись где-то в казахском ауле и целый год там прожили. Вы посмотрите, тут даже есть два французских мальчика, и видно, насколько они пропитались казахской культурой. Я произвольно позволила себе оставить тех, кто мне интересен, и поместила их аруахами, прозрачными образами, на фотографию подъезда, обычного подъезда с домофоном, с приклеенными объявлениями и рекламой.

-4-638

Когда я работаю, я всегда назначаю себе какого-то главного героя, в данном случае —  это «мадонноватая женщина», что в белом платке. Я на неё нагружаю какую-то ответственность, она совесть всех этих людей. В ней есть что-то большее, чем просто «проживание».

-5-638
Эту фотографию я нашла в Интернете. Мне нравится, что здесь, в отличии от работы с моей бабушкой, я никого не знаю. Для меня это совершенно второстепенные персонажи.

-6-638

Я вытащила с дальнего плану женщину и сделала ее главной героиней. Я поместила аруахов на фотографию новостроек в Астане. За этими новостройками — бесконечная казахская степь. Самое интересное, что когда мой папа увидел, то начал плакать, потому что это напомнило ему его АЛЖИРское детство. Он увидел в работе себя.

-8-638

Вот этих ребят я тоже совершенно произвольно нашла в Интернете и решила их поместить на фон зимней трассы в Астане. Воздух здесь холодный, и из-за мороза образовался туман. Вся улица украшена казахскими узорами.

-7-638

Это тоже персонажи из фотографии, где я никого не знаю, она называется «По улицам провинции метет суховей, моя родина как свинья, жрет своих сыновей». Вы видите, что они прозрачные, потому что они аруахи. Пару лет назад мне написал один человек, который узнал в одном из этих людей своего деда.

-9-638

Эту фотографию я тоже случайно нашла в свободном доступе.

-10-638

Я поместила их на фотографию на рекламной стене на базаре. Я попыталась соединить разные времена – прошлое и настоящее.

-12-638

И вот, я подхожу к этой работе, которую я привезла. Это семья Абая Кунанбаева. Я пыталась уничтожить все свои представления о том, что Абай — Великий казахский поэт, нейтрализовать полностью какие-то свои субъективные взгляды. Работа попала в серию «Культурной ценности не имеют», и там вы видите слева эта же печать «Мәдени құндылығы жоқ», а справа справка из Союза художников, подтверждающая то, что я действительно художник.

 

Вот это наша реальность. Я не отвечаю, я тоже задаю вопросы, реагирую, как могу.

Фотографии из личной коллекции Сауле Сулейменовой

Поделитесь на
TwitterFacebookWhatsApp