Лекция 4. Террор и эстетика. Узбекистан

Умида Ахмедова, фотограф-документалист, (Узбекистан):

Начать хотелось бы с того, что все в нашем мире идет по кругу, все продолжается, только меняются действующие лица.

В 20-ых годах в Узбекситан переехало множество художников, которых привлекла романтика востока: Петров-Водкин, Николаева, Волков, Карахан, Петросян. Но больше всего в Художественной галерее нашего национального банка меня очень зацепила работа Михаила Курзина.

М. Курзин

М. Курзин

О Михаиле Курзине имеется очень скудная информация. В 2004 году какие-то коллекционеры из Казахстана нашли у нас работы Курзина, и мне посчастливилось их переснять. Это, скорее всего, этюды к спектаклям 30-ых годов. Позже он был репрессирован. У нас, в отличие от Казахстана, художники не ссылались к нам, их наоборот, увозили.

М. Курзин

М. Курзин

Гениальный художник Волков ввел такое понятие, как примитивизация света, и вот у Курзина она доведена до предела. За это художника обвинили в том, что он пытался разрешить задачу предельным упрощением композиции и тональности. Это стало началом жестоких репрессий.

В 1936 году Курзину предъявили обвинение в том, что, якобы, собирался совершить покушение на Сталина. Его поселили в Бухару, и в 1948 году его вновь арестовывают, на этот раз за то, что он нарушил предписание и без разрешения уехал в Ташкент.

М. Курзин

М. Курзин

В 1948 году Курзин вышел на улицу и в алкогольном опьянении и стал кричать на всю улицу: «Художники, поэты! В этой стране у вас нет возможности творить свободно, как велит ваша совесть! Идите на Кремль и убейте Сталина!». На голове у него были трусы жены. Это стало одним из его самых безумных поступков.

Курзин достаточно интересный художник, в его работах преобладала романтика. Он переехал в Ташкент по собственному желанию в 1923 году вместе со своей первой женой Каравай. Курзин был женат дважды. И обе его супруги, и Каравай и Макарова – просто гениальные художницы.

Оказывается, художник ездил по указу начальства по музеям Алтая и раздавал картины, которые были конфискованы у господ.

Курзина в Ташкенте привлек «худжун». «Худжун» — это такое направление, которое получило распространение в 30-ых годах, депаранджализация. Якобы, с приходом Советской власти узбечки так прониклись идеей сталинизма, что бросали паранджу в огонь.

Курзин умер от рака в 1958 году.

М. Курзин

М. Курзин

Худайберген Диванов – один из самых пожилых расстрелянных в 1938 году. А также он считается первым оператором, кинематографистом и фотографом Узбекистана.

Худайберген Диванов родом из Харезма, это северная область Узбекистана. Он родился в 1879 году и по его лицу видно, что он такой «холеный» и явно не из простой семьи.

Худайберген Диванов

Худайберген Диванов

Диванов был сыном казначея Асфендияра хана. Асфендияр хан славился тем, что был человеком прогрессивных взглядов, любил ездить в Париж, в Европу. Поэтому, он во многом поощрял развитие искусства, хотя страна была мусульманской и было запрещено рисовать лица людей и тем более фотографировать. В молодые годы Диванова, в его деревню прибыл немец, который научил его фотографировать. Диванову понравилось, и он начал продолжать развиваться в этом направлении. В отличие от существовавших в те годы фотоателье, Диванов был близок к простому народу, снимал праздники, обряды и простых людей.

Х. Диванов

Х. Диванов

5 октября 1937 года Диванов был расстрелян. В 40-ых годах все пластинки и негативы художника уничтожили. На сегодняшний момент в Музее имени Худайбергена Диванова сохранилось всего лишь 10 фотографий.

Чулпан Абдулхамид Сулейман угли («Утренняя звезда») также был репрессирован и расстрелян. Во всех документах писали: умер от пыток 4-5 октября 1937 года. Но их всех на самом деле собрали и расстреляли, и расстреливали в течение целых суток. Целых 500 человек не стало за один день, и это не просто люди, это цвет нации!

Я с ужасом поняла, что никуда это не уходит, все это вертится, идет по кругу, возвращается.

Я попросила одного молодого человека, внучатого племянника Чулпана написать что-нибудь о своем знаменитом предке. И вот, что он написал:

«Наверное, каждому из нас прошлое воспринимается не просто со страниц книжек, но и через воспоминания самых близких и родных людей. Мне, родившемуся в эпоху перестройки, в канун обретения пресловутой формы Независимости, эпоха моих бабушек и дедушек представляется не ярче, чем когда кроманьонцы своими протоножками и чоперами разделывали шкуру недавно убитого мамонта где-то в горах Чимгана».

Поделитесь на
TwitterFacebookWhatsApp