Географические координаты сострадания

beirut mann

Взрыв в стамбульском метро (пять человек ранено), нападение на ресторан в Каире (16 погибших), стрельба в Сан-Бернадино, Калифорния (14 погибших, 21 человек ранен), взрыв российского самолета компании «Когалымавиа» над Синаем (224 погибших), взрывы в Бейруте (43 погибших, более 200 человек ранено), теракты в Париже (130 погибших, более 300 человек ранено). Это всего лишь краткая сводка самых громких заголовков за прошедший месяц. Так случилось, что градус сочувствия, степень сострадания к людям, погибшим во время этих событий, к странам, в которых эти события произошли, разительно отличается. За одних мы молились, сопереживали другим, о существовании третьих – только догадывались, об остальных и вовсе не слышали. Источники информации, которыми мы пользуемся, средства массовой информации – вот, что, в большинстве случаев, определяет наши географические координаты сострадания. «Если ты умрешь, когда никто не наблюдает, твои рейтинги упадут и тебя забудут, но если тебя убьют в прямом эфире, ты станешь мучеником и агнцем божьим», — пел некогда философ от поп-культуры Мэрилин Мэнсон. Как бы цинично это не звучало, но глобальная индустрия массовой информации не всем позволяет умереть с почестями и получить свою порцию глобального сочувствия.

 

Этот «неплоский» мир

В середине 1960-х канадский философ и медиа-теоретик Маршал Маклюэн ввел в оборот термин «глобальная деревня» в надежде на то, что развитие электронных средств массовой информации даст голос каждому, сократит расстояния между людьми и странами, сделав, тем самым, нас ответственными друг за друга (Маклюэн и Фиоре, 1967, цитата в Крото, 2014). В 2005-м году колумнист «Нью-Йорк Таймс» Томас Фридман предложил в своей книге видение «плоского мира», где коммуникационные технологии позволяют создавать глобальные каналы поставок товаров, привлекать рабочую силу из зарубежных стран и способствовать международному сотрудничеству (Цукерман, 2013).
Большим ожиданиям, возложенным Маклюэном и Фридманом на развитие электронных средств массовых коммуникаций, в полной мере сбыться не удалось. Равномерно «плоским» мир, увы, не стал, голос обрел не каждый, а информационные потоки обрели не горизонтальную, а четкую вертикальную структуру. Информационные потоки идут «сверху-вниз» – от экономически и социально влиятельных групп к менее влиятельным и ущемленным группам, от развитых стран и медиа-групп к менее развитым странам и небольшим коммуникационным сетям (ЮНЕСКО, 2010, цитата в Крото, 2014). Неудивительно, что в международных новостях доминируют именно экономические державы, а развивающимся странам попасть в центр внимания мировых СМИ достаточно трудно.

 

Экономика как решающий фактор

В 1995-м году группа американских и британских ученых провела контент-анализ международных новостей за 2 недели в 44 странах мира, представлявших разные части света и отличавшихся разными уровнями развития. Во всех 44 странах наибольшее освещение в международных новостях получили экономические державы. В первую десятку вошли: США, Франция, Великобритания, Россия, Босния, Китай, Германия, Италия, Япония и Израиль (Ву, 2003).

«Первый достойный внимания вывод, который можно сделать из данного исследования, что США имеют статус «суперзвезды» в мировых новостных СМИ. США получает порядка 16% от объема международных новостей в каждой из стран. Список наиболее освещаемых в международных новостях стран делает очевидным факт, что страны с наибольшим экономическим/политическим влиянием доминируют в международной прессе. Чтобы страна попала в центр внимания международных СМИ, не будучи мировой державой, там должны происходить разрушительные события, имеющие далеко идущие последствия. И именно по этой причине Босния так часто освещалась в то время», — подводит итоги в своей статье «Однородность в мировом масштабе?» Денис Ву (2003). Несмотря на то, что с момента проведения исследования прошло уже 20 лет, актуальность выводов, сделанных исследователями, можно легко проверить, побродив по новостным сайтам и посмотрев новости по телевизору.

 

Свои против чужих

Немаловажным фактором для попадания страны в международные новости также, по мнению Дениса Ву, является присутствие в ней международных новостных агентств, но и это не является гарантией того, что жители других стран узнают о событиях в той или иной стране. К международным источникам информации обращается лишь небольшой процент аудитории, в то время как большинство черпает информацию из местных средств массовой информации. Ни в одной из 10 стран с наибольшим количеством интернет-пользователей (сюда входят: Китай, США, Япония, Индия, Бразилия, Германия, Великобритания, Россия, Франция, Корея) число иностранных ресурсов в топ-50 самых популярных новостных сайтов не превышает 7% (Цукерман, 2013). Так, например, в июле 2010 93,4% из новостных сайтов, посещенных американцами, размещались на территории США, приводит данные Google Ad Planner Итан Цукерман в своей книге «Цифровые космополиты».
«Можно считать американцев ограниченными и менее склонными к чтению международных новостных ресурсов, чем, скажем, их более космополитичных братьев во Франции. Но посмотрите на цифры: 98% трафика при посещении 50 самых популярных новостных сайтов во Франции приходится на местные ресурсы, и только 2% на международные. В Китае первый международный сайт, появляющийся в списке самых популярных новостных сайтов, это Reuters.com на 62-м месте, за ним следует Wall Street Journal на 75-м и BBC на 100-м», — делится своими наблюдениями Цукерман.

В свою очередь, в общем информационном потоке местных СМИ международные новости занимают совсем незначительные позиции. Согласно данным исследования «Новости вокруг света: содержание, практики и аудитория», опубликованного в 2006 году Памелой Шумейкер и Акибой Коэн, в среднем, новости в категории «международная политика» занимают порядка 7,4% от общего публикуемого объема новостей. Исследователи получили эту цифру, проанализировав три самых крупных СМИ в каждой из 10 стран, принявших участие в исследовании. В список стран-участниц вошли: Австралия, Чили, Китай, Германия, Индия, Израиль, Иордания, Россия, Южная Африка и США. Странами с самым низким процентом новостей в категории «международная политика» оказались Германия и Израиль с 2,6% и 2,9% соответственно. Наибольшее число новостей в этой категории публикуется в России (8,7%), Китае (11,4%) и Иордании (24,3%). Остальные страны сохраняют уровень в около 5% (Шумейкер, Коэн, 2006: стр. 38).

 

Не невежество, а равнодушие

Photo credit: George Azar, Бейрут 1984

Швейцарско-британский философ Ален де Боттон, автор книги «Новости: инструкция пользователя», считает, что не количество, а качество материалов в разделе «международные новости» может привлечь аудиторию к мировым проблемам. Новостные организации винят публику в ее поверхностности, в том, что их больше интересует королевский ребенок, чем 100 000 африканских детей, страдающих рахитом и малярией, в то время, как считает он, СМИ – это те, кого в первую очередь нужно винить в отсутствии интереса у зрителей и читателей.

Во-первых, считает он, новостные организации должны понять, что публика страдает вовсе не от невежества, а от равнодушия. Набор сухих фактов вряд ли поможет журналисту привлечь внимание к проблеме. «Искусство наиболее просто определить как дисциплину, пытающуюся закрепить различные концепции в головах людей. В литературе, в отличие от журналистики, наиболее талантливым практикам никогда не придет в голову, что голый скелет истории поможет им завоевать публику. Они никогда не подумают, что нападение, наводнение или ограбление, уже содержит в себе неотъемлемую степень интереса, которая тронет или разозлит читателя», — пишет Боттон. Внимание к языку, деталям, ритму и структуре, а не точность и аккуратность, помогут новостным организациям привлечь аудиторию к международным новостям.

Вторая проблема, как считает Боттон, это то, что в международные новости чаще всего попадают самые шокирующие, трагические или смертоносные инциденты. «…до тех пор, пока мы не ощутим то, что расценивается как нормальное состояние в отдельной локации, нам сложно оценить масштабы или беспокоиться об аномальных условиях. Мы можем в полной мере быть обеспокоены трагическими и кровопролитными событиями только тогда, когда мы знаем достаточно о мирном состоянии данного места, его обычной жизни, порядках и надеждах его жителей», — считает автор.
Третья и последняя проблема в самой цели существования международных новостей. Они сосредоточены вокруг государства и бизнеса, затрагивают, в основном, военные, коммерческие или гуманитарные интересы. Но это не то, что волнует большинство из нас.

«На более глубоком, метафизическом уровне, международные новости должны гуманизировать Другого. Того самого постороннего человека за горной грядой или морем, который на инстинктивном уровне отталкивает, надоедает нам или пугает нас, и с кем, без чужой помощи, мы не сможем найти ничего общего. Международные новости должны найти пути, чтобы сделать нас людьми в глазах другого, чтобы преодолеть на первый взгляд непреодолимые географические, культурные расовые или классовые барьеры, чтобы, вопреки разделяемой нас пропасти, появилось сочувствие».

Автор: Евгения Плахина

Использованная литература

Botton, A. de, 2015. The News: User’s Manual. UK: Penguin Books.
Croteau, D., Hoynes, W., 2014. Media/society: industries, images and audiences. 5th ed. Thousand Oaks: SAGE.
Friedman, Th., 2005. The World is Flat. New York: Farrar, Strauss and Giroux.
MacLuhan M., Fiore Q., The Medium is the Massage: The Inventory of Effects. New York.
Shoemker, P.J., Cohen A.A., 2006. News around the world: content, practitioners, and the public. New York: Taylor & Francis Group.
Wu, H. D., 2003. Homogeneity around the world? Comparing the Systemic Determinants of International News Flows between Developed and Developing Countries. The International Journal for Communication Studies, 65 (1): pp. 9-24.
Zuckerman, E. 2013. Digital Cosmopolitans. New York: W. W. Norton & Company, Inc.

Поделитесь на
TwitterFacebookWhatsApp