Японская стрельба из лука кюдо и духовная практика

The First World Kyudo Taikai (Tokyo)

© International Kyudo Federation

 

Я сидела на холодном деревянном полу общественного центра на вечер превращенного в додзе в неудобной позе сейза — голени чувствовали холод пола через тонкие спортивные штаны и стопы медленно начинали затекать в белых носках. Я сидела в ожидании моей первой живой демонстрации кюдо, Японской стрельбы из лука. Пять кюдок (стрелков) плавно вошли в основную зону для стрельбы держа свои двухметровые луки. Стопы в белых носках таби скользили по гладкой деревянной поверхности, а широкие штанины хакама шуршали с каждым шагом стрелков, шедших в центр основной зоны додзе. То что следовало далее, как мне объяснили потом, было хассэцу или 8 шагами образующими практику кюдо. «Цель кюдо не заключается в попадании в цель,» сказали мне тогда. Эйнат Бар-Он Коен пишет, «цель стрельбы из лука в том что бы заряжать и обновлять космос, для пробуждения трансформаций» (мой перевод здесь и далее). Все это, возможно, звучит весьма высокопарно, но я считаю что кюдо, среди всего прочего, освещает напряжение, присутствующее между дуализмом и монизмом Японской культуры. Так, я хочу взять Жиля Делеза и его чтение Спинозы вместе со взглядом Зои Софолис об акторно-сетевой теории, чтобы показать как через практику кюдо тело противостоит дуализму, дабы воссоединить тело и пространство, в котором оно обитает.

Для понимания разницы между кюдо и западной стрельбой из лука важно уловить значимость хассэцу. Кюдока проходит восемь шагов: положение стоп, формирование торса, приготовление лука, поднятие лука, натягивание тетивы, полное разведение (напряжение), выстрел и равновесие духа. Важно выстроить тело на одной прямой с целью, луком и стрелами. Положение стоп или ашибуми является основой последующих шагов.

Смотря на цель, сделайте пол шага левой стопой в сторону цели. После, скользящим движением проведите левую стопу, раскрываясь наподобие веера. Выполняя это, не смотрите на стопы (International Kyudo Federation).

Кюдока не должен поправлять положение ног после выполнения ашибуми. Это правило так же применяется и к последующим семи шагам. В тщательной повторяющейся практике кюдо, стрелок достигает состояния при котором его или ее тело запоминает эти движения, чтобы в дальнейшем выполнять их в некотором роде автоматически. Коен, который пишет про карате, называет такое состояние соматическим кодом. «Соматический код размывает четкую грань между словом и действием» (Cohen 8). Несмотря на то, что кюдо складывается из 8 шагов, сам перформанс не выполняется пошагово, поскольку шаги плавно перетекают один в другой. Это напомнило мне первый раз, когда я увидела кюдо вживую, я не могла различить где движение начиналось и заканчивалось, перетекая в следующее. Но, конечно же, новичку выполнение хассэцу совсем не кажется плавно перетекающим действием.

kyudo2

© International Kyudo Federation

Будучи начинающим в кюдо, я не стреляла с того же расстояния, что и опытные кюдоки. Тогда в той основной зоне для стрельбы кюдока 2 или 3 дана впервые поставил меня перед мато, мишенью. Я стояла в два раза ближе к мато, чем опытные кюдоки. Раскрывая стопы «в подобии веера» и чувствуя холодный пол, покрытый линолеумом, я чувствовала свое неловкое положение вместе с длинным луком, который словно часть меня уходил вперед меня. Я держала две стрелы в правой руке одетой в югаке, специальную перчатку из бежевой кожи. Казалось, что хотя бы тот факт, что я была одета не в штаны хакама, а в простые спортивные штаны изменял мою позу и лишал меня плавности движений. Я старалась не забывать дышать и двигаться синхронно с вдохами и выдохами, как меня учили. Я приготовила 9-килограммовый лук, вверенный мне моими сенпайями, вложила стрелу и подняла его. Разводя руки в стороны, я чувствовала каждый килограмм туго натянутой тетивы. Весь вес лука эхом отбивался пульсом в ушах и в напряженных мускулах моей правой руки. Я боялась, что тетива разорвется, если я разведу руки еще шире. Этот лук был для меня чужим и я не знала его возможностей. Я задержала лук и стрелу в хикиуаке чуть дольше, чем было нужно, когда кюдока сказал мне «выпускай». И я выпустила туго натянутую тетиву и стрела вылетела, рассекая прохладный воздух огромного зала. В тот момент, в тот самый момент высвобождения стрелы, я забыла о неловкости своей позы, о холодном поле и тяжести лука. Это было экстатичное чувство, одновременно смешанное с потерей чего-то необъяснимого.

Моя практика кюдо является одной из многих возможных практик, зависящих от опыта, стиля, времени, положения зоны для стрельбы и много другого. Различные люди из различных сфер деятельности практикуют японскую стрельбу из лука. Этот вид стрельбы из лука, появившийся как боевая практика в далеком периоде Яёй (с 1 века до 3 века до н.э.) под влиянием Дзен Буддизма, превратилась в мирную тренировку человеческого разума через его или ее тело в начале периода Эдо (17-19 век). Несмотря на вариации практики и тренировки в кюдо, цель остается одной – «воссоединять людей с миром» (Cohen 144). Тот факт, что кюдока практикует стрельбу из лука не для того, что бы попасть в цель, как я говорила ранее, а раскрывает отношение между дуализмом и монизмом. Коен берет взгляд японского философа Китаро Нишида о субъекте и пространстве и убеждает, что двойственный акт игнорирования и нацеливания составляет не двойственную логику реальности (145). Это идет в разрез дуализму Декарта, в котором разум и тело раздельны. Коен пишет, «и хотя сознание (разум) и мир не является одним, они не представляют собой бинарные оппозиции; они оба находятся в одной сфере, оба являются этой сферой,» (ibid). Идея Коена схожа с тем, как Делез представляет нам видение Спинозы.

Я хочу пояснить, что я имею ввиду, когда говорю о противостоянии между дуализмом и монизмом в японской культуре. Если мы рассмотрим пример японской стрельбы из лука, то дискурс японских боевых искусств проводить черту различия между телом и разумом (или сердцем, kokoro, как японцы любят говорить). Есть некий дуализм в понимании тела и существования. Однако практика боевых искусств, и в моем случае кюдо, изменяет дуальные отношения между телом и разумом. В практике кюдо, как говорил Коен, не присутствует иерархия тела над разумом или разума над телом.

main01
В свою очередь, Делез использует монизм Спинозы что бы объяснить что есть тело. Он делает два утверждения; одно кинетическое, а другое динамическое. Тело определяется не формой, но «отношением между состояниями движения и покоя, медленности и скорости между частицами» и «способности влиять и принимать влияние на себя» (Deleuze 626). Еще одна идея важная для Спинозы является «общая плоскость имманентности на которой все тела, разумы и все индивиды расположены» (625). Так, практикуя кюдо, стрелок, будучи индивидом, существующим отдельно от мира, показывает или подтверждает его или ее принадлежность к миру. Тело стрелка для Спинозы, движущееся в основную зону для стрельбы, определяется его медленностью и плавности. Тело подвергается влиянию и влияет на другие тела. Оно влияет на других кюдок, которые входят в эту зону вместе в одной шеренге. Скорость и движения кюдоки впереди влияют на движения следующего за ним или за ней другого кюдоки. Так же, тело стрелка влияет на лук и стрелы. Стрелок «получает дополнительную силу через интернализацию результатов технических процессов» то есть кюдо-снаряжения (Sofoulis2). Лук и стрелы становятся продолжением кюдоки во время практики кюдо. Когда я входила в основную зону для стрельбы, несмотря на то, как неловко и ненатурально все это ощущалось, лук и стрелы все равно были частью меня, так как я должна была позиционировать свое тело в пространстве, помня об этих продолжениях меня самой. Выпуская стрелу, стрелок преодолевает дистанцию между телом и миром (Cohen 145). Цель отражает твое сердце, сказали мне кюдоки в Ванкуверском Клубе Кюдо. Стало быть, бытует мнение, что кюдока попадает в цель с чистым сердцем, потому что стрела попадающая в мато является продолжением самого стрелка.

Кюдо является практикой нацеленной на практику. Кюдо, переводящееся как «путь лука» фокусируется на процессах и телесных движениях, которые отражают разум. Мои учителя в клубе кюдо рассказали мне историю, которая, я думаю, отражает суть японской стрельбы из лука. Кюдока стрелял на экзамене что бы получить новый дан. Его стрела попала прямо в цель. Но несмотря на это он не получил новый дан в тот день. Я не видел твоего сердца, сказал ему сенсей тогда. Возможно, это всего лишь легенда, которую рассказывают всем новичкам. Но для меня эта история раскрывает ключевой принцип кюдо – единение с миром через практику стрельбы из лука. Так же, она отражает идею того, что стрела является частью стрелка, отображая суть его или ее существа. А то что остается в кюдоке в момент выпуска стрелы, это дух. Почтенные старые кюдоки верят, что это дух ками – божества.

 

Использованная литература

«The History of KyudoInternational Kyudo Federation. Web. 22 Aug. 2014.

Cohen, Einat Bar-On. «Japanese Religions and Kyudo.» Fighting Scholars: Habitus and Ethnographies of Martial Arts and Combat Sports. Ed. Raúl Sánchez García and Dale C. Spencer. N.p.: Anthem, 2013. 141-53. Print.

Cohen, Einat Bar-On. «Timing in Karate and the Body in Its Own RightSocial Analysis 51.3 (2007): 1-22. JSTOR. Web. 22 Aug. 2014.

Sofoulis, Zoe. «Cyborg and Other Hybritds: Latour’s Nonmodernity.» Encore Le Corps: Embodiment Now and Then. University of Sydney, Sydney. 8 Dec. 1998. Print.

Deleuze, Gilles. «Ethology: Spinoza and Us.» Zone 6 : Incorporations. Ed. Jonathan Crary and Meyer Schapiro. Zone, 1992. 625-33. Print.

 

Поделитесь на
TwitterFacebookWhatsApp